Главная > Биография > Карта памятных мест
 

Париж.

Эйфелева башня в Париже

Жорж Пьер Сера родился в Париже 2 декабря 1859 года в зажиточной, но несколько необычной семье. Его отец, Антуан Кризостом, был министерским чиновником. Рано выйдя в отставку, он большей частью жил один в своем втором доме в Ренси. под Парижем. В погребе дома Антуан обустроил молельню, где отдавал дань своей набожности, совершая богослужения (с садовником в качестве служки).

Одну руку он потерял на охоте в результате несчастного случая и пользовался протезом. Во время обеда Антуан вставлял в протез вилку или нож, но часто забывал об этом, продолжая энергично жестикулировать во время разговора. Как писал позже один из его друзей, «он с такой силой размахивал своим острым оружием, что мне, сидевшему рядом с ним, постоянно приходилось опасаться за свои глаза».

Жорж видел отца только по вторникам, когда тот приезжал обедать в кругу семьи и «исполнять супружеские обязанности». Между ними не было особой близости, что не помешало сыну унаследовать отцовские черты характера - замкнутость, независимость и скрытность.

В детстве Сера ничем не отличался от своих сверстников. Чуть повзрослев, заинтересовался искусством. В местной школе живописи под руководством скульптора Жюстена Лекьена он осваивал традиционную манеру письма, копируя гипсовые слепки и репродукции с картин старых мастеров. У Лекьена Жорж нашел себе первых друзей. Ими стали Эдмон Аман-Жан и Эрнест Лоран, позже получившие известность как художники-символисты.

В 1878 году Сера принял и в Школу изящных искусств. Здесь он учился у Анри Лемана. Леман благоговел перед Энгром, учеником которого являлся, - это может многое сказать о его педагогических приоритетах. По сохранившимся студенческим работам Сера тоже видно, как старательно молодой художник копирует линейную манеру Энгра. При этом он живо интересовался новейшими течениями в живописи. В 1879 году Жорж посетил четвертую выставку импрессионистов и был поражен полотнами Моне и Дега. Знакомство с работами импрессионистов подтолкнуло Сера к самостоятельным поискам. Около этого времени он покинул Школу изящных искусств.

С 1879 по 1880 годы он был на воинской службе; вернувшись в Париж, много занимался рисунком, изучал объемы и игру света. Здесь он (вместе с Аман-Жаном) снял студию, ставшую местом его дальнейшей работы. О самой работе нам мало что известно, потому что до 1883 года Сера не выставлялся. Можно лишь предположить, что все это время художник занимался самообразованием. Неоконченный курс Школы изящных искусств, конечно же, в этом смысле был недостаточен. Материальная поддержка со стороны родственников позволяла художнику спокойно доучиваться по собственной программе, не думая о куске хлеба.

Поначалу Сера вплотную занялся рисунком. Чаще всего он рисовал белым мелом или пастелью. Период 1881-82 годов ознаменован его повышенным вниманием к человеческой фигуре. В эти же годы Сера написал несколько портретов. Один из них («Портрет Аман-Жана»), выставленный в Салоне 1883 года, удостоился сдержанных похвал. Помимо живописи, Сера много читал, жадно интересуясь новейшими теориями и открытиями в области оптики и пытаясь проследить, как использовали законы оптики старые мастера. В частности, он внимательно изучил творчество Эжена Делакруа (1798-1863). В 1830-х годах Делакруа экспериментировал с цветом - наносил параллельными мазками чистые дополнительные цвета, не смешивая их друг с другом.

Молодой Сера предпочитал писать не на холсте, а на деревянных досках, делая небольшие этюды маслом. В 1883 году он решился на крупное полотно, планируя им обратить на себя внимание в ближайшем Салоне. Видимо, сыграл свою роль и тот факт, что Аман-Жан и Лоран, вместе с которыми он начинал как художник, уже успели не без успеха выставить свои картины в Салоне. Сюжет работы был продиктован сценой на берегу Сены, поблизости от Парижа. Эти места привлекали многих импрессионистов - отчасти своими красотами, а отчасти тем, что добраться туда не составляло труда: регулярно ходил поезд.

На «Купание в Аньере» Сера потратил год, но жюри Салона отклонило работу. Те, кого постигла такая же судьба, в ответ организовали Салон отверженных (независимых). Вскоре состоялась его выставка, где Сера, наконец, получил возможность представить свою работу широкой публике. В отзывах о выставке царил разнобой. Один из критиков даже назвал работы «независимых» «неудачными, непонятными, ужасными, бессмысленными, анемичными и надуманными». И все равно Сера был счастлив. А с официальным Салоном он прекратил с тех пор всяческие отношения.

После выставки Сера с головой погрузился в жизнь, которую вели «независимые». Посещая их собрания, он тихо сидел в сторонке, посасывал свою трубку и наблюдал за происходящим. Несмотря на молчаливость, Сера вскоре стал душой компании. Наиболее яркой личностью в ней был Поль Синьяк, художник-самоучка, выросший на традициях импрессионизма. Он проявил огромный интерес к «пуантилизму» (или «дивизионизму») Сера. Очень важным оказалось то, что Синьяк гораздо точнее и доступнее автора формулировал новаторские идеи Сера. И в немалой степени именно благодаря его усилиям Сера впоследствии признали основателем нового течения в живописи.

Тем временем сам художник приступил к работе над еще одним большим полотном: «Воскресенье после полудня на острове Гранд-Жатт». Он писал картину на маленьком островке рядом с Аньером - как всегда, очень тщательно и методично На ее создание художник потратил почти два года. В 1886 году Сера показал свой шедевр на восьмой (и последней) выставке импрессионистов.

«Гранд-Жатт» произвел форменный фурор. Морис Эрмель назвал это полотно «манифестом живописи и знаменем новой школы». Это положение развил Феликс Фенеон. Фенеон стал подарком судьбы для Сера - он лучше других понял Значение его поисков в контексте всей истории живописи. Фенеон писал, что старое течение (импрессионизм) исчерпало себя, и на смену ему приходит новая волна художников, названных им неоимпрессионистами. Лидером и душой неоимпрессионистов критик «назначил» Сера. Тут, на его взгляд, и спорить было нечего.

Триумфальное шествие полотна «Гранд-Жатт», между тем, продолжалось. Картину показали на второй выставке Общества независимых осенью 1886 года и на выставке «Группы двадцати», собравшей бельгийских художников-новаторов. Синьяк писал: «Огромные толпы, постоянный шум, возмущенные буржуа и растерянные мазилы. В целом, большой успех для нас. Картину Сера невозможно было рассмотреть, ее всегда окружали тучи зрителей».

Мода на неоимпрессионизм быстро распространялась, и вскоре десятки художников принялись имитировать «пуантилистскую» манеру Сера. С одной стороны, все это очень льстило художнику, а с другой, - вызывало ревность. Он теперь пытался уклониться от выставок, опасаясь, что его идеи окажутся просто разворованы падкими на успех «товарищами».

Скрытность Сера распространилась и на его личную жизнь. В 1888 году он влюбился в белошвейку Мадлен Кноблох. Сера скрывал роман и от друзей, и от родных. В феврале 1890 года Мадлен родила мальчика. Сера дал ему имя, зеркально отражавшее его собственное, - Пьер Жорж. Родные по-прежнему ничего не знали.

В марте 1891 года художник заболел во время подготовки к очередной выставке Общества независимых. Буквально за три дня Сера «сгорел» - как предполагается, от менингита. Похоронили его в семейном склепе на кладбище Пер-Лашез.


Анри Клеманс Ван де Вельде

Натурщицы (Жорж Сёра, 1888 г.)

Мост курбвуа (рисунок для картины) (Жорж Сёра)


Пор-ан-Бессен.

Пор-ан-Бессен.

Синьяк, завзятый ценитель лодок (один из его парусников, белый гуари с заострённым носом, Малларме окрестил "Пристежным воротничком"), открыватель

Подробнее

Фонтебло

Фонтебло

Своё детство Жорж-Пьер Сера провёл в Париже. Детство будущего художника было не слишком весёлым.

Подробнее





 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Жорж Сёра. Сайт художника.